25.07.2021

Без катастрофы: спасение «Открытия» и Бинбанка помогло избежать эффекта домино

Цель санации, как ни странно может показаться, не заключается в спасении санируемого банка. Точнее  это является главной задачей, не ради этого банки передают на санацию. Главная цель – не допустить «эффекта домино» и разрастания кризиса на банковском рынке. Именно эта задача превалирует над всеми другими; и если есть выбор между сценариями быстрой санации и «погашения» паники и отсутствием реакции и потенциальным продолжением нагнетания информационного фона – выбор очевиден в пользу первого сценария (хотя при старой модели были случаи небольших региональных банков, которые были санированы по каким-то другим причинам).

Здесь очень важны три момента. Первое: кооперация с бывшими акционерами банков и своевременное обращение акционеров в ЦБ. Летом этого года события разворачивались достаточно быстро, но и акционеры «Открытия» и «Бинбанка», надо отдать им должное, начали переговоры с регулятором быстро. Второй момент: регулятор помимо старта процедуры санации сразу же выделил большие ресурсы на поддержание ликвидности; именно этот фактор крайне важен в точке перехода в новый статус – санируемого банка, без такой поддержки теряется смысл дальнейших действий и самой процедуры оздоровления.

Любой сбой с исполнением обязательств перед вкладчиками и кредиторами (оставим пока за скобками суборды) в этот переходный момент мог бы разрушить все дальнейшие планы и породить новый виток паники и оттоков уже по всему рынку. Пресловутый 1 трлн рублей выделенной ликвидности превратился бы в необходимость выделить уже в разы больше, причем с непредсказуемым эффектом. И если в рамках санации этот триллион – это возвратный кредит, часть из которого (350 млрд рублей) уже в сентябре была возвращена, то потенциальные издержки рынка и экономики при сценарии «падения» банков – это потери мертвого груза, эти деньги невозможно было бы вернуть.

Наконец, третье: регулятор должен давать рынку информацию о том, что происходит, каков план санации; на что и как выделяются средства, какая часть из них является короткими ресурсами (ликвидность), какая – докапитализация (в том числе закрытие «дыр»). Четкая информационная политика, транспарентность очень важны для процедуры санации. Надо отметить, что информационная открытость в текущей процедуре может быть выше, хотя конечно рынок получает определенный объем сведений.  

Так что мы могли получить гораздо больше проблем, если бы акционеры не обратились к регулятору, а тот быстро не запустил программу поддержки и механизм санации. Вслед за «Открытием» и Бинбанком могли бы последовать и другие крупные организации, если бы паника вкладчиков на рынке продолжилась и приняла критическую форму. Оперативные  меры регулятора позволили избежать масштабного банковского кризиса, который мог случиться в 2017 году. Мог бы — но не случился. Я не призываю считать новый механизм санации отличным, эффективным (тем более, что еще ранее оценивать его результаты). Но первую – и главную – свою задачу он уже решил.

Часто противопоставляют «незрелый» российский банкинг и банковский бизнес на развитых рынках. Но, в принципе, в России спасение банков происходит примерно так же и с той же целью, как и в странах Евросоюза и США. Вот только несколько аналогий: ФРС также спасало банки из категории too big to fail, вливая в них государственные деньги. Так, в 2007-2010 гг. подобные расходы составили более $16 трлн, в частности, Citigroup — $2,5 трлн, Morgan Stanley — $2 трлн, Merrill Lynch — немногим меньше $2 трлн, Bank of America — $1,3 трлн, Barclays — $868 млрд, Bear Sterns — $853 млрд, Goldman Sachs — $814 млрд, JP Morgan Chase — $391 млрд, Lehman Brothers — $183 млрд, Wells Fargo — $159 млрд

Сложившаяся в США практика такова, что ФРС, в основном, не берет проблемные банки на баланс, но находит инвесторов на такие активы. Например, JP Morgan выступил таким инвестором для  Bear Sterns в 2008 году. Схема работы такова. ФРС продает банк условно за $1, списывает капитал и наблюдает за выправлением ситуации в банке под руководством инвестора. В случае ухудшения ситуации с качеством активов, ФРС покрывает убытки. Огосударствление банков, в принципе, тоже имело место на рынках США и Европы. Банк Англии национализировал Northern Rock; в некоторых странах, в том числе в Европе после кризиса 2008 года число госбанков выросло за счет как раз санируемых через национализацию.

Перефразируя известную фразу насчет демократии, можно сказать так: санации – это худшая форма спасения банковского рынка, но ничего лучше пока не придумали.

Forbes.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *