13.04.2021

Настоящие венецианцы: 5 бутик-отелей нового тысячелетия

Sina Centurion Palace

Главный art-district Венеции — Дорсодуро — не выпускает гостя Sina Centurion Palace из своих объятий. Обращенный своим нео-готическим фасадом на Гранд-канал, отель словно собирает вокруг себя обязательные к посещению выставки. 

В нескольких шагах — «рыцарь отчаяния – воин красоты» Ян Фабр  со своим проектом в аббатстве IX века Abbazia San Gregorio. Курирует это проект в рамках биеннале Дмитрий Озерков (Эрмитаж 20/21). Чуть дальше по набережной, минуя величественный собор Санта-Мария делла Салюте — вымышленный мир Дэмьена Херста (до 3 декабря). Пространство венецианской таможни Пунта делла Догана, отданное владельцем Kering Group, коллекционером Франсуа Пино на переустройство притцкеровскому лауреату Тадао Андо, открыто с 2009, в один год с Sina Centurion Palace. С другой стороны от отеля — более 300 шедевров XX века в коллекции Пегги Гуггенхайм. До 7 января 2018 здесь показывают «Пикассо на пляже». Пара минут ходьбы, и вы у Музея Академии, самого большого собрания венецианской живописи XIV—XVIII веков. Также в орбите Sina Centurion Palace — новое пространство VAC Foundation Леонида Михельсона на Дзаттере, некогда набережной Неисцелимых, увековеченной Бродским, о чем напоминает мемориальная доска работы скульптора Франгуляна. 

Число зрителей арт-программы самого отеля сопоставимо с посещаемостью биеннале: дикие звери работы скульптора Ричарда Орлински готовы спрыгнуть в бирюзовые воды Гранд-канала прямо из изящных стрельчатых окон на глазах у всего венецианского «пассажиропотока». 

Интерьер Sina Centurion Palace демонстративно не заигрывает с прошлым. Снаружи — все тот же город Вивальди, Тициана и Казановы, а внутри — чистые цвета и лаконичные формы начала XXI века. В дни кинофестиваля здесь можно встретить и «венецианского купца» Аль Пачино, и «Гарри Поттера» Дэниэла Рэдклифа.

Palazzo Venart

Самый молодой из плеяды бутик-отелей на Гранд-канале сделан так старательно, как выполняют домашние задания отличники — «гордость школы». Открытый в 2016 году Palazzo Venart сразу получил «твёрдую пятерку» за идеальную барочную Венецию Золотого XVIII века — с садами, фонтанами, канделябрами, зеркалами, фресками, мраморными лестницами и, конечно, тканями — какой богатый палаццо без шелка и бархата венецианской мануфактуры Luigi Bevilacqua, известной с 1700 года и расположенной всего в 5 минутах ходьбы от отеля. 

А что за дом без музыки? Антикварный рояль для парадной гостиной Piano Nobile выбрали специалисты венецианской оперы La Fenice. 

Генеральный менеджер Palazzo Venart Анджело Ритци, ранее возглавлявший Principe di Savoia (Dorchester Collection, Милан) и Villa d’Este на озере Комо, пригласил в команду Энрико Бартолини — самого молодого обладателя 2 звезд Мишлен в Италии за ресторан в новом миланском «Музее Культур». Так что даже шеф-повар в отеле «музейный»!

Расположенный на почтенном отдалении от Риалто и Сан-Марко камерный Palazzo Venart с его 18 номерами окружен тихими мастерскими хранителей времени: реставраторов, архитекторов, часовщиков, — и тремя важнейшими городскими музеями. В Palazzo Mocenigo нужно идти за историей венецианского костюма и парфюмерии, в Fontego dei Turchi (Музей естественной истории) — чтобы осознать головокружительные 700 миллионов лет жизни нашей планеты. И, наконец, за Шагалом, Кандинским и Роденом из собрания города Венеция — во дворец Ca’Pesaro.

Aman Venice

Отель был открыт в историческом Palazzo Papadopoli на Гранд-канале в 2013 году. Годом позже Джордж Клуни отпраздновал здесь свадьбу с Амаль Аламуддин, а Владислав Доронин стал владельцем всей сети Aman Resorts, включая и венецианский дворец, над дизайном которого семь лет работала команда Жан-Мишеля Гатти.

За свою 4-вековую историю палаццо неоднократно менял владельцев. С 1718 года века здесь жила семья Тьеполо. Для создания фресок они пригласили своего знаменитого однофамильца (и, как утверждают эксперты Christie’s, родственника), последнего великого представителя венецианской школы живописи Джованни Баттиста Тьеполо, шедеврами которого гордятся Лувр, нью-йоркский Метрополитен-музей, мадридский Прадо и наш Эрмитаж. Одна из сохранившихся в Aman фресок принадлежит его кисти, а две другие написаны сыном Джованни Доменико.

В XIX веке прибывшие с острова Корфу баснословно богатые братья-банкиры Пападополи затеяли самое масштабное переустройство палаццо. Фасад здания помолодел и приобрел черты неоклассицизма, а на Гранд-канале появился прекрасный сад. Но внутри дворец остался верен эпохе рококо.

В XX веке их наследники, семья Арривабене-Валенти-Гонзага сдавала большую часть дворца. С 1970-х годов целый этаж занимал Институт морских наук. Когда в 2000-е все арендаторы съехали, дети графа Джиберто катались по пустым этажам на роликах, а сам он получил предложение, от которого невозможно отказаться. По условиям соглашения с Aman граф оставил за собой верхний этаж дворца, где и проживает с детьми и супругой Бьянкой — принцессой Савойской-Аостской, в генеалогическом древе которой и пра-пра-пра-пра-дед — русский император Николай I, и пра-пра-бабушка — британская королева Виктория.

Palladio Hotel & Spa

Еще одна семейная история — мини-империя отелей Франчески Бортолотто Поссати. В XXI веке единственная на всю Венецию женщина-CEO расширила свои владения, связав нитью гостеприимства два берега: Сан-Марко, где расположен легендарный Bauer, принадлежавший ее деду, и остров Джудекка, венецианский Сохо, где в 2006 году был открыт Palladio Hotel & Spa. Главное здесь — бриз Адриатики и тишина самого большого в городе сада с вековыми магнолиями, причём всего в 10 минутах на лодке от главных мест силы, включая Giardini Biennale. Комплекс зданий бывшего женского монастыря расходится подковой от церкви La Zittele, проект которой приписывают величайшему архитектору всех времен Андреа Палладио (именно он, переосмыслив античность,  «изобрел» структуру палаццо, как отражения стиля жизни эпохи Возрождения). 

Как и разбогатевший на строительстве танкеров в Генуе дедушка Франчески, став владельцем Bauer, принялся его расширять и перестраивать, так и внучка, сразу осознав, что все больше гостей хотят покоя Джудекки, выкупила граничащую с садом виллу. Оставаясь верной палладианским традициям сочетания архитектуры и природы в 2009 году она открыла камерный проект Villa F, гости которого могут пользоваться всей инфраструктурой основного отеля, в том числе редким для Венеции спа.

Расшириться в другую сторону уже не получится — там находится венецианская «дача» Элтона Джона, и продавать он ее точно не собирается. Сама Франческа получает предложения о покупке своих отелей каждую неделю: крупнейшие бренды, китайские и арабские инвесторы почли бы за честь стать новыми владельцами империи Bauer. «Не дождетесь», — отвечает гордая венецианка. Скорее она сама откроет Bauer в Нью-Йорке, Абу-Даби или Москве. Дедушка гордился бы своей внучкой, которая по праву заслужила титул самой влиятельной дамы современной Венеции.

PalazzinaG

Отель-игра, спрятавшийся между Театром Палаццо Грасси и Гранд-каналом, живёт без табличек с названием: посвященные вход найдут. Когда-то здесь был первый дом семейства Грасси, который стал им тесен, вследствие чего рядом и появился белоснежный Palazzo Grassi, сейчас — одно из двух венецианских владений Франсуа Пино, где до 3 декабря можно увидеть сокровища затонувшего корабля Unbelievable — вызывающе дорогой проект Дэмьена Херста. 

Тайн и сокровищ предостаточно и в самом отеле — творении еще одного мистификатора и поэта от дизайна Филиппа Старка. Какой палаццо без муранского стекла, подумал он и пригласил в соавторы проекта авангардного художника-стеклодува Аристида Наджияна. В результате был создан настоящий сюрреалистический мир, в котором нет традиционного reception, а ресторан больше похож на клубную гостиную эксцентричного коллекционера. Особая гордость создателей отеля — Krug Lounge. Где же еще откупоривать «магнумы» шампанского, как не на дьявольски красивом Гранд-канале?

Когда день наполняет светом звеняще-белые номера PalazzinaG, понимаешь, зачем отелю 300 зеркал. «Зеркало в этой системе образов дает возможность получить ответы на роковые вопросы романтического сознания: в чем тайна любовного томления? на чем основана сила красоты? как вырваться из плена времени и пространства? Венеция — особое место на земле, потому что это город, славящийся производством зеркал, город зеркальных поверхностей, город-зеркало в метафорическом и метафизическом плане» — неужели Филипп Старк читал исследователя творчества Иосифа Бродского Льва Лосева? Похоже, что читал.

Forbes.ru

Spread the love

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *