06.08.2021

Главный отличник города: кто такой Валентин Пармон, ставший главой СО РАН

Валентину Николаевичу Пармону 69 лет. Он родился в Германии, за год до провозглашения ГДР, в городе Бранденбурге, который сегодня называется Бранденбургом-на-Хафеле. Известно, что его отец был военным. 

В 24 года Пармон уже был в Москве, там он окончил факультет молекулярной и химической физики МФТИ. В своё время из этого института выпустились два нобелевских лауреата, три летчика-космонавта, 150 академиков и бывший президент РАН Владимир Фортов. В то время Пармон получал самую престижную в Советском Союзе Ленинскую стипендию целых шесть лет подряд (по правилам она устанавливалась на год, но её могли продлевать, в 1960-е она составляла примерно 80 рублей в месяц). В 70-х Пармон работал в Институте химической физики им. Н.Н. Семёнова РАН.

У Валентина Пармона два ордена России, орден Франции, медаль Республики Беларусь и звание «Почетный гражданин Новосибирской области»

В 1977 году будущий академик перебрался в Сибирь и стал старшим научным сотрудником в Институте катализа СО РАН им. Г.К. Борескова, который возглавил спустя 18 лет работы в учреждении. Руководил институтом Пармон ещё дольше — с 1995 по 2015 год, сегодня он является его научным руководителем. Пока он занимался наукой — катализом, фотокатализом, возобновляемыми источниками энергии и переработкой нефтепродуктов, он последовательно становился кандидатом физико-математических наук (1975), доктором химических наук (1984), членом-корреспондентом РАН (1991) и академиком РАН (1997). 

«Валентин Николаевич, будучи директором, был немного сверху над личностными отношениями сотрудников института разного уровня; в лабораториях, в дирекции он вел себя как третейский судья в спорах между коллегами. Выслушивал мнения всех сторон, иногда принимал жёсткие административные решения, иногда призывал к примирению. Он умный администратор», — рассказывает сегодня его коллега, заместитель директора по научной работе, доктор химических наук Вадим Яковлев.

Коридоры Института катализа СО РАН 

Учёный секретарь института, доктор химических наук Денис Козлов тоже отзывается о бывшем директоре комплиментарно. «Я знаю его с 1996 года, тогда я был студентом у него в группе по термодинамике. Я пришёл в Институт катализа, потому что он много мне рассказал [о нём] тогда и очаровал меня катализом. Собственно, в институте я и прошёл всю [карьерную] цепочку. При Валентине Николаевиче я защищал и кандидатскую, и докторскую диссертацию, он мне помогал в моей работе. Поэтому я его знаю как выдающегося учёного, прямо с большой буквы. 

У него колоссальная работоспособность, это просто удивительно. Это человек, влюблённый в работу. Он трудоголик в квадрате», — считает Козлов.

В 2016 году Валентину Пармону присудили международную премию в области энергетики «Глобальная энергия» (в её наблюдательный совет входят Владимир Богданов, Михаил Горбачёв, Аркадий Дворкович, Сергей Кириенко, Алексей Миллер, Игорь Сечин и другие). Исследования академика во многом посвящены нефтепереработке, объясняет Козлов. «До настоящего времени большая часть нефти остаётся непереработанной, и Россия продает её часто в виде печного топлива или мазута. Достижения Валентина Николаевича позволяют увеличить выработку бензина, дизельного топлива и, в общем, увеличить ВВП страны, я бы так сказал. По-моему, на каждый рубль, который государство потратило на разработки Валентина Николаевича, отдача составила больше 15 рублей в виде экономии и дополнительной прибыли», — пояснил коллега избранного председателя СО РАН.

Победил с перевесом

Вечером 27 сентября в Москве сибирские академики проголосовали за то, чтобы Валентин Пармон возглавил СО РАН. За эту должность с ним боролись научный руководитель Института теплофизики им. С.С. Кутателадзе СО РАН Сергей Алексеенко, научный руководитель Иркутского научного центра СО РАН Игорь Бычков и заведующий лабораторией Института нефтегазовой геологии и геофизики им. А.А. Трофимука СО РАН Валерий Верниковский. Пармон набрал 78 голосов из 151.

Президент РФ Дмитрий Медведев вручает Валентину Пармону Государственную премию в 2009 году

«Меня выдвинули на место, которое занимали наши основатели, академики Лаврентьев, Марчук и Коптюг, память о которых мы свято чтим. Это очень тяжелая и ответственная ноша. Я буду полностью реализовать себя во благо Сибирского отделения Российской Академии наук», — передавало его слова издание «Наука в Сибири». 

Перед выборами академика уже поддержали на президиуме СО РАН, поэтому он стал первым в списке для голосования. После этого теперь уже бывший председатель отделения, доктор физико-математических наук, профессор, академик Александр Асеев во всеуслышание возмутился, опубликовав в издании «Наука в Сибири» своё обращение к коллегам. 

В частности, он раскритиковал позицию Пармона, который в своей программе заявлял, что необходимо сотрудничать с ФАНО. 

«Завершая свою деятельность, считаю своим долгом сказать об угрозе, нависшей над РАН и СО РАН из-за непродуманных и катастрофических для Академии реформ 2013 года <…> С сожалением должен констатировать, что годы навязанных Академии преобразований привели к расколу в академическом сообществе и некоторые наши коллеги приняли активное участие в этой недостойной для академического сообщества кампании, в том числе члены СО РАН и одновременно — члены научно-координационного совета ФАНО академики В.Н. Пармон, Н.А. Колчанов и В.В. Власов», —  писал Асеев.

Академик Александр Асеев не поддерживал кандидатуру Валентина Пармона

Напомним, в 2013 году Госдума приняла во втором чтении законопроект о реорганизации РАН, в соответствии с которой РАН, РАМН и РАСХН объединялись, а всё их имущество переходило под управление созданного при Правительстве РФ Федерального агентства научных организаций (ФАНО). Таким образом, правительство получало возможность участвовать в назначении директоров институтов, лишать академиков званий. Академики во главе с бывшим председателем СО РАН Александром Асеевым выходили на массовые митинги против реформы.

Тем не менее Пармон решил примирить сибирское отделение с ФАНО и работать уже в условиях нового закона. 

«Академия наук уже четвёртый год живёт в новом и оказавшемся весьма недружественным нам законодательном поле. Но нравится нам закон или нет, его надо соблюдать, кропотливо работая с общественностью и всеми органами власти для его корректировки», — писал он всё в той же «Науке в Сибири» неделю назад.

Коллеги Валентина Пармона по Институту катализа, с которыми пообщались НГС.НОВОСТИ, поддерживают его программу и его позицию. «В Академии есть противостояние сторон — некоторые хотят сохранить устои, которые были раньше, а другие считают, что надо по-новому выстраивать взаимоотношения и с властью, и с промышленностью, и с образованием. Противостояние отражается и на СО РАН. Валентин Николаевич как раз за новые изменения, поэтому я надеюсь, что всё изменится к лучшему», — сказал Вадим Яковлев. 

Сибирским учёным сегодня в первую очередь не хватает уверенности в том, что их работа приносит пользу, уверен он. «Людям нужно показать, что они не просто так получают свои зарплаты, но ещё и причастны к какой-то большой созидательной деятельности, — это то, чего нам как раз не хватало с 90-х годов. <…> У него большие связи с «Роснефтью», «Газпромнефтью», «СИБУРом». Он учёный с мировым именем, эти связи теперь могут использоваться на благо не только Института катализа, но и других институтов СО РАН», — считает Вадим Яковлев.

Валентин Пармон собирается развивать СО РАН, принимая условия скандального закона 

По словам Дениса Козлова, в последние пару лет, как раз после введения реформы, в институтах «как будто бы ничего не происходило» из-за того, что закон фактически ограничил роль Академии. «Издавались какие-то постановления, выходили определённые документы, но единообразующей идеи не было, которая бы консолидировала усилия институтов, всё это протекало достаточно вяло. Насколько я знаю, у Валентина Николаевича консолидация — один из ключевых пунктов, выживать сообща проще, чем поодиночке», — рассказывает учёный.

Козлов считает, что без сотрудничества с ФАНО сегодня невозможно всерьёз развивать Сибирское отделение, так как академики на местах теперь не управляют средствами. «Сейчас они вынуждены быть в положении просящего», — сказал он. Единственный способ получать больше денег на оборудование, содержание институтов и другие расходы из Москвы сегодня — это объединение, повторяет он, «чтобы в Москве мы выглядели как единая, монолитная структура. Так было бы проще привлекать дополнительные финансы на развитие проектов», — заключил собеседник.

http:///articles/51292761/